Карту селеопасных участков Слюдянского района разработали учёные. Теперь каждый житель сможет увидеть, в какую из трёх зон поражения попадёт его дом в случае схода селей или паводков. Как оказалось, «неопасной» является лишь незначительная часть жилой территории. Всё остальное находится под дамокловым мечом, говорят в региональном Минприроды. Но начать противоселевые мероприятия в ближайшие годы не удастся: деньги на борьбу со стихией в бюджетах региона и федерации отсутствуют. А значит, муниципалитету придётся заняться вплотную вопросами ГО и ЧС, чтобы быть готовыми к немедленной эвакуации.

136267

Безопасных населенных пунктов нет

Институт земной коры СО РАН, получивший в 2014 году из бюджета Иркутской области по научно-исследовательским и опытно-конструкторским разработкам (НИОКР) 5 млн рублей, выполнил на эту сумму научно-исследовательскую работу. Цель её – определить факторы риска схода селей в посёлках и городах, находящихся на берегу Байкала под склонами Хамар-Дабана и составить в итоге карту наиболее уязвимых к стихии территорий Слюдянского района.

– Нам надо было понять, в какой мере назрели в горах селеопасные очаги, и какие конкретно населённые пункты будут поражены стихией в первую очередь, – рассказывает «СЭ» Василий Молочный, заместитель главы министерства природных ресурсов Иркутской области (ведомство является заказчиком НИОКР. – Прим.).

На карте каждого муниципального образования Слюдянского района выделено три типа территорий по степени риска. Так, красным обозначены участки с вероятным стопроцентным поражением селем или паводком. Красные зоны прилегают непосредственно к руслам рек и ручьёв, которые сбегают с Хамар-Дабана и могут принести с собой грязекаменную смесь и потоки воды разрушительной силы. Жёлтая зона риска, граничащая с красной, считается потенциально опасной; сель может её обойти стороной, если мощность потока будет не так сильна. Зато паводок, волна, которую принесёт с собой сель, легко способна затопить, снести всё и в жёлтой зоне. Примерно так, как это было в Крымске.

Всё остальное на карте – неопасная зона. Но она, как замечают в ИЗК, представляет собой в основном незаселённую территорию. Зато все населённые пункты Слюдянского района (они, как правило, расположены по руслу горных рек) на карте «раскрашены»: частично – в жёлтый, но большая часть посёлков и городов – в красный.

– Безопасных населённых пунктов вообще нет, во всех имеются красные и жёлтые зоны. К примеру, посёлок Мурино – большая часть населённого пункта попадает под поражение селем. А значит, все и всё, что расположено в районе реки, подвергается риску.

А вот здесь на карте Новоснежная. Правый берег практически безопасен, так как стоит дамба; зато левый может быть поражён, – знакомит с картой местности собеседник из Минприроды.

Защита ослабла

Оценка рисков проводилась, в том числе, с учётом современного состояния противоселевых сооружений по руслам рек и ручьёв. Сегодня оно в основном оставляет желать лучшего.

– Никто за сооружениями не следит, официально они являются бесхозными и постепенно приходят в упадок; многие требуют ремонта, некоторые – сноса и строительства взамен новых, – говорит Молочный.

Так, например, на реке Харлахта ещё в 1970-х, после схода здесь селей, был вырыт котлован и частично построена защитная дамба – 30-метровая насыпь из галечника. Предполагалось, что при сходе селя по Харлахте опасная грязекаменная масса осядет на дне котлована, а дамба задержит поток воды. Но сегодня следов построенной дамбы уже нет; учёные считают, что её разобрали на стройматериал местные жители. На месте защитного сооружения остались только бетонные трубы, по которым должна сливаться вода, рассказывает заместитель директора Лимнологического института СО РАН Александр Сутурин, участвовавший в обследовании. В русле ручья Сухой, как ранее уже писал «СЭ» (см. № от 9 августа 2013 года), разместился на искусственно отсыпанной площадке завод по розливу питьевой воды. Он перегородил русло, по которому в последний раз – около 100 лет назад – прошёл грязекаменный сель. Более того, завод может изменить направление грязекаменного потока, тогда оползень разрушит защитные сооружения, построенные у авто– и железнодорожных мостов над Сухим ручьём. На селевом конусе Сухого ручья расположена и металлическая опора ЛЭП. Ручьи и реки Слюдянского района очень давно не расчищались от наносов, спущенных в русла при таянии снега и землетрясениях. Берега заросли деревьями, что может послужить временной преградой, после которой накопленная критическая масса с удвоенной силой спустится потом вниз (к примеру, ручей Банный). Техногенные заторы образовались на водоразделах рек Похабиха и Слюдянка – в этих местах велась добыча полезных ископаемых, а отходы сбрасывались в реку. В старом русле Большой Осиновки расположены шламоотстойники Байкальского ЦБК, а это – 6 млн. кубометров с содержанием 2% хлорорганики. Всё содержимое может попасть вместе с селем в Байкал, отмечает замдиректора Лимнологического института.

– Всего по Байкальску возможен сход как минимум 6-7 опасных потоков, – делится своей информацией другой собеседник «СЭ» Николай Русановский, в 2008 году – главный инженер проекта разработки генплана Байкальска. – Мы готовили специальный раздел в генплане города – «селезащита» и обратили внимание в нём на то, что селезащитные сооружения для города были построены ещё 40 лет назад. Естественно, что за такой период многие объекты уже пришли в негодность.

Проект строительства, спрямления и вырубки

Материалы исследований по селеопасным участкам Слюдянского района переданы в муниципалитеты. Таким образом, по факту можно считать, что население предупреждено: каждый житель любого населённого пункта может ознакомиться с картой своей местности и увидеть, в какой зоне находится его дом. Однако принципиальными эти знания могут оказаться сейчас для тех, кто только начинает строительство жилья и ищет подходящий для этого участок. Всем остальным можно рассчитывать на то, что ремонт и реконструкция сооружений, позволяющих сдерживать стихию, начнутся раньше, чем случится беда.

Но угроза схода селя висит над поселками и городами дамокловым мечом уже много лет, признаются учёные и специалисты Минприроды.

– В горах назрели очаги – рыхло-обломочная масса. В этом смысле, все условия для свершения опасного геологического события созданы. Спусковым крючком является обычно затяжное ненастье и выпадение большого количества осадков. Если оно будет сопряжено ещё и с сейсмическим фактором – землетрясением, то вероятность схода возрастает. Более точный прогноз сделать сложно. Могу сказать только одно – если смотреть на проблему с геологической точки зрения, сель в Слюдянском районе уже должен был сойти. Но нынешним летом нам  помогает природа – сильных дождей нет, – комментирует представитель Минприроды.

А, между тем, селезащитные мероприятия откладываются на потом. Для начала этой работы, по словам Василия Молочного, нужно найти деньги на проектирование строительства сооружений. Без таких проектов в центральной экологической зоне никто не имеет право даже просто расчищать русла рек, сплошь заросших деревьями, а тем более – вести строительство капитальных объектов и спрямлять русла рек.

За поддержкой в Росавтодор и ВСЖД

Приблизительную стоимость проектирования селезащитных и противопаводковых сооружений для Байкальска специалисты Минприроды оценивают в 100 млн рублей.

– Начинать строительство препятствующих стихии объектов в первую очередь надо именно в Байкальске, иначе вообще теряется смысл создавать здесь новые проекты по развитию города. Ведь сель сотрёт всё, что бы ни построили и какие миллиарды бы не вложили в это, в течение первых тридцати минут, – считает зам министра.

В целом работа по Слюдянскому району может обойтись в два с половиной раза дороже –  около 250 млн. Чиновники министерства подчёркивают, что это – лишь средства для выбора самого решения проблемы, включая предварительные инженерно-геологические изыскания. В каждом отдельном случае решение может быть разным – от строительства заградительно-накопительной дамбы до возведения селенаправляющих стен. При удачном стечении обстоятельств, если деньги на проект будут найдены, выполнить геологические изыскания по руслам рек и подготовить предложения по строительству селезащитных сооружений можно в течение года, считают чиновники.

Правда, в целевых областных программах минприроды финансирование не заложено (вплоть до 2018 года) – чиновники ссылаются на то, что собственных средств в региональном бюджете на это нет. К тому же отказывается софинансировать работу и федеральный бюджет. Так, в Минприроды РФ региону предложили обратиться за поддержкой к ВСЖД (железнодорожная ветка проходит вдоль склона Хамар-Дабана), Росавтодору (обслуживает федеральные трассы, проходящие, в том числе, по Слюдянскому району) и попробовать получить средства через проект рекультивации Байкальского ЦБК, которым должен заниматься «ВЭБ-Инжиниринг». В августе, по словам Молочного, проблему финансирования планируется обсудить на совещании со всеми заинтересованными сторонами, начиная от муниципальных образований и заканчивая региональными структурами Росавтодора и РЖД.

Но, судя по всему, обе организации вряд ли захотят заниматься строительством дорогостоящих объектов. «По сути, они – коммерческие организации. Поэтому мы не очень представляем, как получить от них деньги на противоселевые работы. Более того, недавно к нам пришло письмо от Росавтодора. Организация обращается к губернатору с просьбой, суть её сводится к следующему – наша дорога находится под угрозой из-за возможного схода селевых масс, просим вас профинансировать проектирование строительства защитных сооружений», – рассказывает заместитель министра.

В ВСЖД (филиал РЖД) уже сейчас говорят, что изыскивать инвестиции не планируют. «Поскольку селеопасных участков на ВСЖД нет, противоселевые сооружения на реках в Слюдянском районе не являются профильными объектами Восточно-Сибирской железной дороги», – прокомментировали «СЭ» в Восточно-Сибирской дирекции инфраструктуры.

При этом ВСЖД намерена проводить защитные мероприятия на собственных объектах. Так, запланировано строительство противоселевых сооружений на перегоне Мостовой – Дивизионная на 5622–м, 5623-м и 5625-м километрах железной дороги. Объекты включены в Сводный перечень первоочередных мероприятий по развитию железнодорожной инфраструктуры Восточного полигона. Кроме того, в 2015 году для защиты береговой линии озера Байкал планируются работы по отсыпке каменной бермы на участках 5333-го и 5334-го километров, общее расстояние составит 1,2 км.

Источником инвестиций на противоселевые мероприятия может стать ФЦП «Охрана озера Байкал», считает главный инженер проектов Инжинирингового центра ИрГТУ Николай Русановский, он предлагает подготовить региональную заявку на изменение финансирования в рамках этой программы и подать её в профильное федеральное ведомство. Общая стоимость всех работ, включая проектирование и само строительство, может составить по подсчётам проектировщика, около 5 млрд рублей – затраты, которые ни муниципалитеты, ни бюджет области самостоятельно обеспечить не смогут.

Однако в иркутском Минприроды перспективы «подобраться» к ФЦП оценивают скептически: «Речь идёт о федеральном законе. А законы, как известно, у нас меняются очень долго. Поэтому будем пытаться дополнить проект рекультивации площадки БЦБК новым разделом – проектирование селезащитных сооружений».

Напомним, в марте 2015 года ВЭБ объявил о заморозке проекта, ссылаясь на то, что пока не определён единый собственник комбината, а также не решён вопрос о расчистке промышленной площадки от шламсодержащих отходов БЦБК. Таким образом, и этот вариант пока не столь перспективен.

МЧС: эвакуацию отработали на сезонных паводках

Пока о строительстве и реконструкции защитных объектов на руслах горных рек речь не идёт, Слюдянскому району придётся заняться вплотную вопросами ГО и ЧС, чтобы быть готовым в случае необходимости к немедленной эвакуации населения.

– Эта ситуация должна быть отработана в муниципалитетах, тем более, что теперь понятно, где у них находятся наиболее опасные зоны, а где – безопасные территории, куда можно эвакуировать население. Думаю, что второго Крымска не будет: никто в панику не ударится. Хотя всё-таки я надеюсь, что до наступления таких катастрофических событий мы успеем навести порядок в Слюдянском районе. Хотя бы – спрямим русла рек и расчистим их, – говорит представитель Минприроды.

Надо заметить, что первыми о возможной угрозе схода селя и паводка в Слюдянском районе узнают метеорологи – в верховьях реки Слюдянка, недалеко от вершины пика Черского, располагается метеостанция «Хамар-Дабан». Специалисты станции дают прогноз по количеству осадков, готовят штормовые предупреждения и в итоге, могут сделать предварительные заключения о возможном ЧС. Оперативная информация поступает в единую диспетчерскую службу района – структуру, работающую при администрации муниципального образования. Далее оповещается мэр территории, который собирает комиссию по ЧС, где и принимается решение о дальнейших действиях.

– Например, немедленное оповещение населения о возможной ЧС. По федеральному закону, за это отвечают органы муниципальной власти. В Иркутской области на сегодняшний день все 42 муниципалитета к этому готовы. В 2012 году завершилось действие региональной программы, по которой во все территории МО было поставлено специализированное оборудование – системой оповещения П-166М, –  говорит Александр Долматов, заместитель начальника ГУ МЧС по Иркутской области – начальник управления гражданской защиты.

По решению структур МЧС, губернатора или местных властей через систему оповещения может быть запущено сообщение – сначала звуковое, затем, со слов «Внимание всем…» доносится непосредственно информация о возможном сходе селя. Через громкоговорители, которые должны быть установлены в нескольких местах в населённых пунктах, тем более, таких, как Сюдянский район, жители узнают о ситуации. Возможны и дополнительные меры оповещения – подворовой обход или объезд улиц города представителями полиции, которые делятся важными сведениями через граммофон.

Эвакуация населения в Слюдянском районе, в случае необходимости, тоже не станет проблемой, считает заместитель главы МЧС по Иркутской области. Этот процесс уже отработан на паводках в Катангском и Киренском районах, где уже несколько лет подряд проводится эвакуация жителей из посёлков (деревни Подволошино, Преображенка и т.д.), подверженных затоплению.

– Перед началом паводков глава сельского поселения, мэр района обходят дворы, предлагают разместиться в пунктах временного приёма. И если люди согласны, то их отвозят на предоставленном администрацией транспорте. Правда, в северных районах, у нас готовы к проведению эвакуации не местные власти и только специалисты, занимающиеся гражданской обороной, но и само население. Даже такие детали предусмотрены: в случае угрозы подтопления люди в своих домах пытаются спасти даже обои на стенах – они их просто скручивают до самого потолка в рулоны на специально приготовленные деревянные палки, – комментирует Долматов.

В контексте

Последний крупный сель на территории Байкальского региона произошёл летом 2014 года в туристическом поселке Аршан (Бурятия). Причиной его схода стал выброс многолетних (более 100 лет) рыхлых геологических отложений из склонового кара восточнее долины реки Кынгырга.

По данным анализа космических снимков, проведённых Центром космических технологий ИрГТУ, геологические отложения в двух карах (кар – чашеобразное углубление в верхней части гор, образующееся под воздействием ледников, снежников и морозного выветривания) достигли критической массы и переувлажнились интенсивными ливневыми дождями, выпавшими в ночь

с 27 на 28 июня 2014 года. Директор Центра космических технологий, доктор технических наук Леонид Пластинин отметил: «На Кынгырге случился сильный паводок, а губительную катастрофу в Аршан принес селевый поток. Сель обрушился с двух склоновых каров, расположенных восточнее поселка Аршан. В горах в течение многих тысячелетий ледники выработали боковые троговые долины. Это своеобразные огромные ледниковые корыта. Выброс грязекаменного потока начался из основного кара, затем эта масса с большой концентрацией крупных камней и обломков горных пород, вывороченных деревьев выплеснулась в ледниковое корыто и стремительно начала двигаться по склону, разрушая всё на своём пути. Основную массу селевого потока составляет грязекаменный рыхлый материал, в котором могут встречаться огромные валуны в поперечнике до семи–десяти метров». По его информации, самые селеопасные районы приурочены к хребтам Хамар-Дабана, Тункинским Гольцам и склонам высоких хребтов вдоль БАМа.

 

Анна Павлова

Сибирский энергетик

http://irkutsk.aldana.ru/new/view/id/45011

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники